Секреты успешной рыбалки

Как древние славяне ловили рыбу

Жалую вам рыбу ловити да оброк платити

Первое упоминание об рыболовстве получи и распишись Руси позволено найти у Нестора-летописца, протоколы которого обобщил и систематизировал Николай Карамзин в своей «Истории Государства Российского». Описывая быт древних славян, которые в 9-м веке жили на берегах Днепра, Нестор пишет, зачем «Днепр был зело богат рыбой всякой и разнообразной, которую дозволяется было преследовать даже руками». Причина такого рыбного изобилия также описывалась Нестором: «Вода в Днепре была прозрачной, приятной бери вкус равным образом здоровой». Здесь надо спрыснуть , что труд происходило покамест задолго поперед крещения Руси, в языческие времена, рано или поздно славяне наделяли реки равным образом озера божественными и сакральными свойствами.

Рыбы во древней Руси было приближенно много, сколько ее хватало на всех, и никаких проблем со дележкой вылова не возникало. Неудивительно, что-нибудь в законах Ярослава Мудрого, которые были, по сути, первой российской конституцией, в отлучке даже упоминаний о рыболовстве. И сие притом, сколько была отдельная статья, предусматривающая наказание ради кражу бобра, или меда из дупла дерева. Истолковать это не вполне можно да тем, что-нибудь мед да бобровые шапки шли в экспорт, однако торговля рыбой тогда производилась исключительно возьми внутреннем рынке. Холодильников тут-то не было, а шоферить свежую рыбу на ладье куда-нибудь во Константинополь было чревато. Инда если симпатия не испортилась бы через жары, в таком случае караван могли бы обворовать половцы, alias иные агрессивные кочевники. Ко тому а в Константинополе с избытком хватало равно своей рыбы.

Нельзя не затронуть, что не что иное рыболовство многажды спасало наших предков во голодные годы. Неурожаи пшеницы случались систематично, держать зараза в больших количествах было рискованно, ибо вся древняя Русь каждогодно сотрясалась ото набегов да междоусобных войн, и коров могли попросту угнать во плен.  Но поскольку реку с рыбой в полон не возьмешь, то иным часом только рыбная ловля и спасала наших предков в трудные времена. Кайфовый всяком случае, во промежуток времени раскопок рыбные кости, остроги, крючки равным образом поплавки того времени являются довольно распространенной добычей археологов.

Примечательно, что во роли рыбаков в основном выступали мальцы и подростки, которые сплошь и рядом рыбачили из примитивными острогами. Женщины были на хозяйстве, а старшие мужчины, во вкусе правило, воевали. Войны на то момент происходили по существу ежегодно. Удельные князья из удовольствием уничтожали друг друга и эпизодически объединялись визави внешнего врага. Два лета без войны считалось больший редкостью. К месту, в странствие каждая уважающая себя днд всегда брала с из себя несколько возов с соленой рыбой. Сохранилась история, во вкусе великий дворянин Святослав собирался разорить безраздельно из половецких городков, каковой попался ему на пути. Но обитатели собрали огромное количество съестных припасов, середь которых было и большое количество рыбы, вышли встречу войску Святослава и вынесли эту провизию в качестве дара. Благородный Святослав решил не предавать огню этот поселок, как некто обычно делал, а угостился на славу и отправился дальше по мнению своим ратным делам. Лакомиться и противоположный пример, при случае Владимир Мономах разбил полчище половецкого князя Сарчака, ведь тот вместе с остатками своего войска туман выжить, питаясь лишь рыбой. «Рыбою оживши», как написано в Ипатьевской летописи.

В начале 13-го века молодая Россия стала по полной обойме развивать торговлю с северными соседями сверху Балтике: вместе с немцами, шведами и прибалтами. Среди прочего импорта завозилась и хиляк , которая какое-то время считалась деликатесом да подавалась ко столу всего у князей и зажиточных купцов. Изучение северных территорий дали побуждение и для развитию нате Руси профессионального рыболовства. Появились первые профессиональные рыболовецкие артели, которые во поисках рыбных мест доходили до Северного Ледовитого океана. Ловили неводами и сетями, удочка была не на почете – на нее много рыбы не наловишь, хотя поплавки и крючки с колечком и лопаточкой отечественного производства использовались равно до монголо-татарского ига. Прибыль баловались токмо князья да бояре, которые ходили стараться поймать для удовольствия и развлечения.

Наиболее популярными инде лова во то эпоха считались северные озера: Чудское, Ладожское, Ильмень. Из видов рыб во кулинарном плане больше просто-напросто котировались акне, щука, трос и окунь. Осетра равным образом стерлядь серьёзно распробовали немножечко позже, в отдельных случаях полностью освободили всю Волгу от татаро-монголов, хотя знали и поперед этого, ввиду тогда они водились равно в северных реках. Для этому времени в рыболовном мире еще появились первые нормативы, разве так позволено выразиться. Московия уже состоялась как эмират. Междоусобные войны уступили свое место царскому единоначалию.

Появились да царские указы, кому да где не грех ловить. Сохранилась, например, «Жалованная грамота Великого Князя Василия Иоанновича галичским рыболовам получи и распишись рыбную ловлю в Галичском озере, реке Вексе равно падучих речках». Датирована симпатия 23 марта 1506 годы . Сначала во ней перечисляются имена счастливчиков: Петруша Лаврентиев, Микитка Парфеньев, Левон Фофанов – лишь человек 20 рыбаков, тож по-старинному – рыболовей. Спустя некоторое время в грамоте указано, что-нибудь «опроче тех рыболовей далеко не ловити рыбы в озере и во речке во Вексе равно в падучих речках никому». Однако восторг счастливых обладателей царской лицензии была недолгой. В грамоте также подмеченно, что эти «рыболови» должны «давати не без; году сверху год возьми мой терем полтретьядцать рублев». Даже неравно не стремиться конвертировать загадочное число «полтретьядцать» в побольше современную валюту, и невыгодный просчитывать инфляцию за 500 лет, становится понятно, почто за на даровщину порыбачить Петруше Лаврентиеву от товарищами неграмотный дали.

С водоемами, которые принадлежали князьям равным образом помещикам, было все сколько-нибудь проще. Обыдённый крестьянин, знамо дело, не был в силах спокойно ловить рыбу в пруду местного феодала, но здравый компромисс, что правило, находился. Князь сиречь боярин безыскусственно нанимали крестьян ловить им рыбу, которую следовало вседневно приносить ко княжескому столу. Это часть оговаривалось раньше, а излишки доставались самому крестьянину. Учитывая тот быль, что рыбы было целый ряд, а ловили ее баста драконовскими, по мнению нынешним временам, способами, в таком случае хватало сверху всех.

История сохранила для нас описание рыбной ловли монастырскими крестьянами. Монастырей после монголо-татарского ига во России построили очень числа, и на числе прочей собственности они владели равным образом водоемами. Живое серебро считалась постной пищей. Следственно монастырям симпатия нужна была в дополнительно большом количестве. Монахи использовали такую нокгордень, как ез – другое название «закол», который представлял собой палисад, который устанавливали поперек реки, иногда заключая от берега до берега. Мелкая рыбина сквозь палисадник уходила, же крупная становилась частью монастырской трапезы. Самочки монахи ез в донышко не вбивали и предоставляли эту трудоемкую работу монастырским крестьянам на качестве труженический повинности. Во монастырских грамотах того времени это приблизительно и называлось «бить ез». Сколько удавалось поймать рыбы с через такого еза, история умалчивает, но клеймящий по тому, что нате сооружение этой конструкции уходило несколько десятков бревен, но ставили ез-закол, как норма, во эпоха весеннего равно осеннего побежка рыба, в таком случае и лов должен был быть соответствующим.

Понятно, что произвести такое построение одному-двум рыбакам было неграмотный под силу. Одиночки использовали главным образом разновидности неводов. Называли их по-разному – волокуша, сети, в зависимости от местности и диалекта. Были покамест плетеные открытые и закрытые ловушки – верши, вентери, ванды, их ставили либо на маленьких речках, либо тайком во каком-нибудь княжеском озере, или — или другом запрещенном месте. Браконьерство на Руси существовало вечно. Наказание после него предусматривалось чаще всего делов в виде штрафа во царскую казну, но на каждом слове нелегальным рыболовам удавалось достигнуть договоренности и напрямую с представителями правоохранительных органов, например, отдав им цельный улов да пообещав переловить еще.

Какими были рыбинспекторы того времени – в следующем номере нашего журнала.

860 8 885
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: